среда, 24 июня 2020 г.

ДОЖП

15 CERVENCA 2020:
Обвиняется любовь.
Без предисловия и без предыстории. Просто по факту.
А судьи кто?
Есть ли хоть один непредвзятый судья по делу о любви? Может их где-то готовят? Как правильно судить любовь, чтобы судья не замарал свою честь? На все эти вопросы может дать ответ либо сама любовь, либо человек хорошо знакомый с ней)), т.е. путем несложных логических рассуждений можно (и я бы сказала нужно) предположить, что «любовное» право закона распространяется на лиц, достигших возраста любви и ее испытавших)). Ну и не маловажным фактом в истории по делу о любви является то,  что претензии к ней возникают или могут возникать как минимум у одной из двух  сторон (и ключевое слово в вопросе о любви – «2») в идеале с официальным заявлением по факту претензии в «вышестоящую инстанцию» с желанием разобраться и наказать)). Без всех этих условий «дела о любви» для закона  или права не существует как факт)), но и как основной мотив преступления  -любовь - не является отягчающим обстоятельством перед законом)).  То есть можно «догадаться», что любовь вне закона до того момента, пока она есть)). А пропадает она чаще всего после появления третьей силы)), хотя в идеале третьей силой должен быть плод любви)).

Продолжение следует…

воскресенье, 14 июня 2020 г.

15 сerven 2020

Позволю себе довольно вольный пересказ того, что стало мне известно из работ А.Гильфердинга, которые по какому-то стечению обстоятельств оказались вне зоны доступа в центральных ГОСУДАРСТВЕННЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕКАХ РФ ни в столице РФ, ни в культурной столице РФ )), хотя на мой сугубо личный взгляд более русского исследования мне повстречать не удалось то ли к счастью, то ли в силу космополитизма в принципе. Как всегда помогла заграница узнать о том, как же наши русские предки на самом деле жили, чем наполняли свою жизнь в суровых природных условиях долгими зимними вечерами)). И если бы не моя в том числе природно-северная любовь к простоте и ясности, усугубленная сосредоточенностью Козерога и особой чувствительностью ко всему волнообразному, то этот текст вряд ли бы стал частью того титанического труда А.Гильфердинга, который судя по всему русской истории неудобен только тем, что знакомство с ним хотя бы поверхностно, ПОРАЖАЕТ СВОИМ БЕСКОРОСТНЫМ СЛУЖЕНИЕМ ИСТИНЕ.

Это я засняла на видео внутренний дворик Славянской библиотеки в Праге, где 2 экземпляра двухтомника "Онежские былины, записанные А.Ф.Гильфердингом летом 1871 года"(НЕ ПУТАТЬ  С ТЕМ ЖЕ НАЗВАНИЕМ С УЧАСТИЕМ В РЕДАКЦИИ РЫБНИКОВА), и переизданы для удобства в 4-х томах  в 1949-51 годах ,которые я могла сравнить с прижизненным изданием Гильфердинга, были зачитаны мною до дыр, так как я не обладаю такой феноменальной памятью, чтобы запомнить интересных лично для меня только 30 былин из прочитанных трехсот, но позволившие мне уловить не только ход мыслей А.Гильфердинга, но обнаружить одинаковые с ним представления о сути этого явления в русской народной культуре. Там же мне посчастливилось перечитать все летописи разных изводов и чисто научные труды по истории летописания, особенно северного, оценить работу еще одного титана мысли больше знавшего, чем понимавшего суть русских былин профессора Янина, но с тем же стремлением к точности воспоизведения прошлого. Ну, по скольку я в истории просто дилетант, то мой критерий истины был всегда один - ВРЕМЯ - и тут мне равных не было по одной простой причине, которая заключалась в том, что к этому явлению жизни относились как "завещал великий" Энштейн очень относительно)) и не признавали в отличие от меня его главную и определяющую роль в истории человечества))
https://youtu.be/GlX1PvxgkLg
 Итак, время - это один из трех необходимых условий вечной истины. Убери или отними время и получишь правду, как часть истины. Измени место действия, и время изменит ход событий)) Безраздельно доверять времени может только счастливый человек, память которого фиксирует время не насилуя истину своими критериями. Скорее наоборот, это время руководит счастливым человеком, живущим своей жизнью в согласии с природой времени. Это идеал, практически не совместимый с жизнью в современных условиях, причина которых в желаниях, не имеющих связи с будущим. Корысти ради ...скрыть истину.

https://youtu.be/SsbZ6yhZ0TA

Итак, в то время как все знатные роды Европы ведут свое происхождение за редким исключением от славянских кнезей, не всегда сохраняя прямую потомственную нить своих корней, записанное А.Ф.Гильфердингом исследование русских былин на Севере , отданном официальной историей финно-угорским племенам еще до его научно-зафиксированной записи им (Гильфердингом) более 300 былин в исполнении  их более чем стами абсолютно неграмотными жителями Прионежья в разных населенных пунктах, содержание которых свидетельствует об одном источнике возникновения и устной передаче из поколения в поколение исключительно в русско-говорящей среде и на русском языке, не имеющее аналогов содержание, отличительной чертой которого является отсутствие бытовых сцен жизни самих исполнителей и сложность мифических сюжетов, которые многие исполнители былин исключительно по памяти не могли объяснить ни явления, ни имена большинства главных действующих лиц былин ни традициями ни обрядами ни знаниями истории в их объеме и понимании, но передающиеся повторюсь из поколения в поколение только благодаря стихотворной ритмичности текста и памяти исполнителей, воспроизводящих былины только наслух из-за неумения читать и писать 99 процентов исполнителей былин; по мнению самого А.Ф.Гильфердинга сохранило очень древний пласт устной народной традиции, обусловленной в прежде всего доступностью этих сказаний в песенно-былинной форме всему населению, большинство которого по словам информаторов сказителей знакомилось с былинами во время трудового процесса в зимнее время, когда рукоделие всех видов сопровождалось исполнением былин в произвольной форме при совместном времяпровождении в самых больших помещениях, где собирались все участвующие в трудовом процессе и обущающиеся ему, и исполнители былин, которых очень ценили все жители именно за их роль в разнообразии длительного монотонного труда. Молодежь особенно стремилась запоминать былины, так как молодые люди, знавшие и исполнявшие былины были всегда востребованы особенно у женского пола и часто даже общим решением освабождались от  работы за исполнение, которое по мнению коллектива достойно оплачивалось добровольными пожертвованиями части произведенного товара во время прослушивания исполнителя. И как отмечали многие информаторы А.Ф.Гильфердинга некоторые старики помнили еще и исполнение былин и игру на гуслях, что считалось особенно эффектным и качественнм исполнением, хотя сами гусляры всегда подчеркивали, что кагда их обучали игре на гуслях, от них требовали сообщать слушателям, если они исполняли свои песни, а былины передавать в точности не добавляя от себя ничего.

Вобщем, тот факт, что практически все исполнители былин в Прионежье, с которыми Гильфердинг лично общался и имел возможность лично убедиться в том, что читать и писать они не умеют и никаких рун не знали, но знали содержание былин даже тех, которые не помнили в точности, которая требовалась для исполнения былин и позволило Гильфердингу записать УСТНУЮ передачу памяти народа из поколения в поколение даже уже в значительно утраченном наследии этой памяти по признанию самих исполнителей;  этот факт неграмотности, который любой другой исследователь захотел бы скрыть для создания более благоприятного впечатления для самолюбия большинства русских, Гильфердинг очень точно объяснил исходя из своего жизненного опыта славянофила, слишком хорошо знавшего, как другие славянские народы уничтожались за сам факт наличия письменных источников, доказывающих существование их языка: Гильфердинг делает вывод, что как ни странно именно здоровая память народа, позволившая сохранить устную традицию передачи очень древней стихотворной формы тестов былин, которые изначально были сакрально неприкасаемые для изменений, так как содержали какую то зашифрованную в мифологических образах философию, изначальный смысл которой для большинства на момент фиксации в письменном виде очень грамотным, скурпулезным и педантичным А.Ф.Гильфердингом, был уже не понятен, но память о обязательной целостности былины была жива, что является лучшим доказательством того, что это население - являющегося носителем этой устной традиции - не прерывало своей популяции с момента возникновения самих былин на их родном языке, что по мнению А.Ф.Гильфердинга уже вызывает у него ( и он надеется, что у любого здравомыслящего человека) восхищение осбенно в сравнении с судьбой с другими славянскими народами, печальная участь которых ему как историку была слишком хорошо известна. Тем более он ответственно воздерживается от комментариев по поводу древности финно-угорских народов на этой территории русского севера.
От себя добавлю, что трагедия русинов, послужившая  неозвученной причиной его исследовательского интереса к проблеме несправедливого преследования исторических изысканий и  сохраниения следов славян на территории самых сильных европейских государств после исчезнования на этих территориях основного населения, представленного славянами и их непревзойденной духовной силы, которую клеветники их истории всеми доступными им средствами пытались принизить или свести на нет; была той путеводной реальностью, личным свидетелем которой он был, и которая позволяла смотреть на все исторические процессы в политике, находясь душою на стороне "угнетенного" населения несмотря на занимаемую дипломатическую должность. И по факту А.Ф.Гильфердинг не был историком по должности, но исключительно по велению сердца. Тем разительнее отличие результата его исследований от тех, которые ангажированные историки наплодили в оправдание своего "величия". Эта альтернативная история народа Онежского Севера не знает имен славянских князей, очень отдаленно знакома с понятием "царя" и всем своим укладом жизни доказавшая истории цивилизованного государства свою жизнеспособность истинно демократическим способом существования в дали от госудрственного центра и его фактически недоступного руководства, незаслуживающего его (гос.центра) внимания жизни и быта простого народа, живущего небогато, но коллективно в трудных природных условиях, скорее по стечению обстоятельств брошенных на произвол судьбы и вынужденных расчитывать только на свои немногочисленные силы и не ожидающие помощи извне своей общности, причину которой славянофил Гильфердинг видел в самодостаточности и  богатстве своего уникального мировоззрения, а не в приписываемой им отсталости на фоне прогрессивных европейских цивилизаций. И ЛИЧНО ДЛЯ НЕГО, А.Ф.ГИЛЬФЕРДИНГА, не было сомнений, что он прикоснулся к такой глубокой старине, которая открыла ему секрет особенной встречи с прошлым, когда мирная жизнь без войны с таким размеренным укладом жизни давала несмотря на тяжелый быт свободу как последствие чистоты помыслов и простоты отношений, вызванных экономным расходованием сил, применение которых позволяло сохранять память и время.

И теперь лично мое продолжение  после знакомства с содержанием наиболее полно сохранившихся порядка тридцати былин из исследования А.Ф.Гильфердинга, в честности которого у меня не было сомнений в отличие от массы других исследователей русской словесности. Так случилось, что мое увлечение лженаукой астрологией на уровне второго высшего образования с получением диплома по этой специальности в Санкт-Петербургской Астрологической Академии в 1997 году, учебная программа которой построена на базе знаний гамбургской (немецкой) школы астрологии с углубленным знанием кармического закона с точки зрения астрологической науки; не оставило у меня сомнений, что те мифологические сюжеты, которые в ритмичной форме сакрализированы в былинах, мое не способное к фантазированию сознание с неимоверной легкостью соотнесло с единственно знакомой моему же сознанию (по случайному стечению обстоятельств рождения имеющего прямые генетические корни одного неоспоримого родителя, чья внешняя схожесть со мной не вызывала подозрений в решающей силе наследственной природы, кроме пола) с системой космологической картины мира, которая профессинальному астрологу позволяла ориентироваться во всех хитросплетениях описываемых событий только в тех былинах, где не был утерян ключ временного показателя, который наиболее ярко обозначался описанием затмений как символа кармического лунного узла, где связь с образом дракона не только в былинном эпосе, но и в сохранившемся в астрологии термином этого явления зафиксировано в том числе и в виде "голова" (восходящий кармический лунный узел) и "хвост" (нисходящий кармический лунный узел) "дракона" на ряду со схожим описанием небесных явлений в древних текстах рукописей летописей, плохо объясненные  наукой не признававшей астрологии, как неотъемлемой части "заблуждений"  свойственных славянам по предвзятому отношению цивилизованных исследователей к их убогому быту.
продолжение следует
https://yadi.sk/i/AeAxIYvUdKQjMQ